Аджария

КАК МЫ ПОТЕРЯЛИ АДЖАРИЮ

АСЛАН АБАШИДЗЕ НЕ ПОЛУЧИЛ ПОДДЕРЖКИ, КОТОРУЮ ОН ПРОСИЛ У МОСКВЫ

Москва и Тбилиси продолжают переговоры по выводу российских военных баз из Грузии. По данным открытых источников в республике сосредоточено свыше трех тысяч военнослужащих, 150 танков, 240 боевых бронированных машин и 140 артиллерийских систем. Все это, представляющее определенную силу, в одночасье не выведешь. Россия никому не угрожает, хотя нынешние грузинские власти, считают, видимо, по-другому. Переговорный процесс по выводу баз сопровождается беспрецедентным давлением республиканских властей на военнослужащих ГРВЗ. Провокации, отказ в выдаче въездных и выездных виз, эмбарго на передвижение автотранспорта — все это парализует ратный труд российских военных в Грузии.

Не секрет, что такие недружеские отношения к российским солдатам и офицерам возникли после прихода к власти команды Михаила Саакашвили. Взяв курс на интеграцию с НАТО, Грузия требует безотлагательного вывода российских воинских контингентов из страны, усилила военное финансирование и подготовку своих войск. Не исключено, что в отношении Абхазии и Южной Осетии Тбилиси предпримет военные действия. Чуть более года назад Саакашвили пытался применить силу против Аджарии и ее тогдашнего лидера Аслана Абашидзе, но республика сдалась без боя. А надеявшегося остаться у власти Абашидзе секретарь российского Совбеза Игорь Иванов увез в Москву. Почему так все произошло? Что стоит за всем этим? Каков прогноз развития ситуации в Грузии на ближайшее время? На эти и другие вопросы дает ответ бывший заместитель командующего ГРВЗ генерал-лейтенант Юрий НЕТКАЧЕВ.

— Юрий Максимович, сейчас идут непростые переговоры с грузинским руководством о выводе наших военных баз из Грузии. Насколько обоснованы ссылки Тбилиси на Стамбульские соглашения 1999 года о якобы скорейшей ликвидации 62-й военной базы в Ахалкалаки (регион Самцхе-Давахети) и 12-й военной базы в Батуми (Аджария)?

— Считаю, что политики делают большую ошибку, увязывая вопрос вывода российского воинского контингента из Грузии с документами состоявшейся в ноябре 1999 года в Стамбуле конференции ОБСЕ. Во-первых, кроме России и некоторых других государств СНГ, эти документы никто не ратифицировал. Во-вторых, в совместном заявлении Российской Федерации и Грузии, сделанном 17 ноября 1999 года в Стамбуле, не зафиксированы обязательства о так называемом «скорейшем» выводе российского воинского контингента из Грузии. Мы обязались до 1 июля 2001 года расформировать военные базы в Гудауте и Вазиани и вывести их, что и сделали. В отношении же других баз в заявлении записано следующее (пункт 3): «Грузинская Сторона берет на себя обязательство предоставить Российской Стороне право на базовое временное развертывание своих ОДВТ с местом дислокации на объектах российских военных баз Батуми и Ахалкалаки». Заметьте, никаких слов о выводе наших баз в совместном заявлении нет. И даже более того, грузинская сторона взяла на себя обязательство предоставить возможность для их функционирования. Насколько мне известно, при Шеварднадзе вопросы на этот счет не обсуждались. Но пришел к власти Саакашвили и, ссылаясь на якобы Стамбульские договоренности, требует, чтобы базы были выведены. Это неправильно.

Конечно, Тбилиси вправе ставить любые вопросы, связанные с функционированием российских военных объектов на территории страны, но это должны быть цивилизованные требования. Но, похоже, Саакашвили об этом забыл.

— Год назад он вас обвинил в подготовке вооруженных формирований и взрыве мостов в Аджарии. Расскажите, как было дело?

— Саакашвили меня гнусно оклеветал, и уже год я жду от него извинений за это. Если он настоящий грузин и борется за демократию, пусть извинится передо мной. Я жду: Действительно после увольнения в запас в 2000 году я был несколько лет советником у тогдашнего руководителя Аджарии Аслана Абашидзе. Но в январе 2004 года, после инаугурации Саакашвили, мы с Абашидзе расстались, и именно с того времени и началось противостояние между Батуми и Тбилиси. Грузинский президент меня безосновательно обвинил, что я якобы взорвал в конце апреля 2004 года мосты на реке Чолоки. Это ведь все чушь. Я никакого отношения к этому не имел — не был я в то время в Аджарии. Одно из доказательств — мой паспорт. Там нет штампа, что пересекал грузинскую границу в то время.

— Но вы, как советник, готовили вооруженные формирования в Аджарии?

— Я был у Абашидзе советником по безопасности. Руководил его личной охраной. Это около 600 человек, которые охраняли еще и важные объекты — заводы, порт и т.п. Кроме этого, в моем ведении был антитеррористический батальон — человек 800. В нынешних условиях это вполне естественно.

— Эти силы и противостояли регулярным войскам, когда Саакашвили готовил свой поход на Аджарию?

— Абашидзе поддерживало все население и все структуры, находившиеся на территории Аджарии: милиция, пограничники, руководство 25-й мотопехотной бригады, дислоцированной в Батуми и т.п. У него были отличные отношения с командованием 12 российской военной базы, личный состав которой на две трети укомплектован местными жителями. Если бы Абашидзе принял решение оказать сопротивление войскам Саакашвили, он бы смог удержать власть. Но была бы, конечно, разруха. И Россия его здесь не поддержала.

— Он обращался за помощью в Москву?

— Да, мне доподлинно известно, что Абашидзе в конце 2003 года приезжал в Москву и обращался к руководству Минобороны и в правительство РФ с просьбой поддержать его, не допустить к власти Саакашвили. Ведь, согласитесь, и «оранжевая революция» в Тбилиси, и смещение Шеварднадзе — это все было нелегитимно. Аджарцы поддерживали Шеварднадзе. Но наши чиновники решили не вмешиваться, так как считали, что это внутреннее дело Грузии. Абашидзе уехал ни с чем, хотя условия, которые он предлагал в случае его поддержки, были крайне выгодны России. Он обещал оставить нашу 12 военную базу в Батуми навечно. Если вспомнить недавнее прошлое, он не раз выручал наш аджарский гарнизон продовольствием, давал ГСМ на проведение учений. Это, конечно, все неправильно, нашу армию должна кормить наша Родина. Но слова, как говорится, из песни не выкинешь. В 90-е годы базы в ГРВЗ снабжались очень плохо. А Абашидзе был большим другом России, вот и помогал. У него были хорошие отношения с московским правительством, при нем началось совместное строительство здравниц и т.п. Но странную нелегитимную победу при поддержке всяких зарубежных «Соросов» одержал Саакашвили. И теперь возможность «оранжевых революций», переворотов нависла практически над всеми странами СНГ.

— Сейчас проходит информация, что аджарцы якобы требуют вывода 12 военной базы из Батуми. Что вы скажите на это?

— Это опять чушь. Я точно знаю, что местное население категорически против вывода 12 военной базы из Аджарии. Ведь почти четверть населения Аджарии имеет двойное гражданство — российское и грузинское. А стать россиянами хотело большинство из них. Но Тбилиси — против создания в Батуми российского консульства. Разве эти люди будут выступать против своей военной базы? В Батуми привозят отморозков из Тбилиси, которые за солидные деньги и чинят всякие провокации в отношении наших военнослужащих.

— Насколько повредит интересам России вывод наших военных баз из Грузии?

— Не побоюсь громких слов и скажу, что вывод российских военных баз из Грузии — это сильнейший удар по геополитическим интересам России. Наши базы уберут, на их место придут турки, американцы или еще кто-нибудь. Ниша будет заполнена. Да и верить Саакашвлили нельзя: К сожалению, на протяжении вот уже более десятка лет я не вижу четкой внятной политики нашего государства в отстаивании своих позиций на постсоветском пространстве. Саакашвили как угодно оскорбляет нашу страну, ее граждан, чинит препятствия нашим военнослужащим в Грузии, а мы только пугаем Тбилиси какими-то санкциями, показываем свою беззубость. Сначала говорили, что на уход из Грузии потребуется 11 лет, теперь соглашаемся на 4 года:

Но я считаю, что эпопея с выводом наших баз из Батуми и Ахалкалаки только начинается. Не дадут местные жители так просто нам уйти оттуда. В Ахалкалаки — население почти все армянское. Оно скорее отделится от Грузии, чем даст вывести людей и технику в Россию. То же самое и в Батуми. Наши базы — это работа для людей, фактор стабильности.

— Как вы считаете, начнет ли Саакашвили войну против Южной Осетии и Абхазии?

— Я в этом нисколько не сомневаюсь. Вот подпишут сейчас договор о выводе наших баз, у Саакашвили развяжутся руки. И он начнет войну. Сначала с Южной Осетией, потом с Абхазией. Ведь не зря он в три раза увеличил свой военный бюджет. Закупаются танки, самолеты, вертолеты — дело идет к большой войне. Она же и похоронит Саакашвили. Не отдадут осетины и абхазы своих территорий Грузии. Замечу, что в отличие от населения Аджарии, в этих непризнанных государствах практически все население — граждане России.

Как мы потеряли Аджарию

Реклама