Google Earth

Google Earth 4

Google released Google Earth 4, with SketchUp integration and an improved interface. Google writes:

<<We’ve reorganized the data layers to make it easier to find layers and turn them on and off. The nav panel at the bottom of the screen is gone, freeing up more real estate for actual imagery. The nav panel tools are still accessible, though; the nav controllers are now in the upper right and the tools (measure, print, email) are in the new tools bar along the top.>>

I noticed two things that suck with the 13 MB setup, in order of importance:

  1. Google installed a German version of Google Earth. I didn’t want that, I downloaded it from the English site. (A German interface means I’m not able to talk about the program or search for online help on it effectively.)
  2. Google tried, again, to set itself as default search engine in Internet Explorer.

[Thanks Ionut Alex. Chitu.]

Google настоятельно просит нас установить себя поисковой системой по умолчанию, а то, видимо, на карте мы ничего не найдем?

Реклама

Каталог Спутниковых фотографий Земли на основе Google Maps

Открылся специализированный сайт, предоставляющий доступ к самым интересным местам на планете. На сайте используется технология Google Maps API, позволяющая просматривать и масштабировать карты, не покидая сайта.

Каталог Спутниковых фотографий Земли на нснове Google Maps / news2.ru

Спутниковые фотографии и спутниковые карты от Google — Земля из космоса и спутниковые снимки — Каталог самого интересного. Digital maps

В 2005 году комания Google опубликовала в сети уникальные, высококачественные спутниковые снимки нашей планеты. Мы составляем каталог самых интересных мест на планете, в том числе и в России. Каждый желающий может дополнить каталог своими ссылками. Мы также стараемся дополнять объекты на снимках ссылками на статьи русскоязыной сетевой энциклопедии Wikipedia
Вопросы о проекте

1. Карты и спутниковые снимки, которые выложены на сервере, принадлежат вам?
Нет. Карты принадлежат компании Google. Мы, для размещения снимков на сайте, пользуемся специальным интерфейсом Google maps API, написанном на языке javascript.

2. Вы добавляете только снимки Google или других систем тоже? Я видел у вас ссылки на сервер Microsoft и GlobeXplorer.
Мы берем за основу снимок от Google. Иными словами, чтобы попасть в наш каталог, интересный объект должен быть на снимке Google. Ссылки на другие системы Карт формируются автоматическию.

3. Зачем Вам несколько одинаковых рассылок на разных сервисах? На какую рассылку рекомендуете подписаться? Или сразу на все?
Во все рассылки высылаются одинаковые материалы, поэтому подписываться на все не нужно. Достаточно выбрать только одну — любую. Рассылылки ведуть на разных сервисах для Вашего удобства — если Вы уже зарегистрированы как подписчик в одном из сервисов, то воспользуйтесь формой подписки этого сервиса. Если Вы никогда не регистроировались ни в одном из них, либо Вы не увверены, подпишитесь на любую рассылку.

География

Шанс проверить, насколько прав…

Шанс проверить, насколько правильны ваши представления о географии. Покажите на карте мира где, по вашему, находится RUSSIA, Moscow… ну, или какой-нибудь другой город.
syndrome [комментариев: 0]

Blogged with Flock

По следам Льюиса и Кларка (blog)

Путешествие первое. По следам Льюиса и Кларка
Первое, на что я обратила внимание, когда впервые запустила программу NASA World Wind, была кнопка в правом верхнем углу, под которой значилось: «Lewis and Clark Trail». Когда нажимаешь на нее, на карте Америки появляются значки, указывающие маршрут экспедиции Льюиса и Кларка по Северной Америке.И, естественно, самым первым с использованием карты NASA, хоть и незапланированным, однако очень интересным, стало путешествие по пути, который когда-то проложили американские исследователи Льюис и Кларк. Предлагаю вам совершить это путешествие вместе со мной.Итак, в дорогу!

Путешествие первое. По следам Льюиса и Кларка — 12 Января 2006 — Дневник — -=Webtravel=- -=Путешествия в мир Интернет=-

technorati tags: , , , , , , , , , ,

Лондон. Британия

Информация, гостиницы, рестораны, развлечения, спорт, покупки, прогулки, музеи, церкви и соборы, ночной Лондон, Английские пивные, поездки на 1 день, wallapaper, карты и планы, история Лондона, традиции, Лондон для детей. обучение, бизнес.
Интересно сделанный сайт + путеводитель.
Britain4you

technorati tags: ,

Капитан Льюис

Льюис (1774—1809) На пристани города Сент-Луис, там, где в спокойные прозрачные воды Миссисипи вливается мутный стремительный поток ее притока Миссури, 14 мая 1804 года царило необычное оживление. Отсюда отправлялась в плавание большая исследовательская экспедиция, которую задумал и благословил в путь тогдашний президент Соединенных Штатов Томас Джефферсон, герой войны за свободу молодой республики и автор Декларации независимости. Задачей отряда из 40 человек, отплывавшего вверх по Миссури на трех больших лодках, было не более и не менее как пересечение горных хребтов Кордильер и выход к Тихому океану. Руководителем этого беспримерного похода президент назначил своего молодого секретаря, капитана Меривезера Льюиса, а его помощником — лейтенанта Вильяма Кларка\index{Кларк}. Оба офицера были друзьями еще с военных лет и фактически на равных разделяли впоследствии руководство экспедицией. Редчайший случай — между ними ни разу за время долгого пути не случилось споров и разногласий. Льюис, по природе более спокойный и рассудительный, выступал на первый план при переговорах с индейцами, а также был превосходным охотником. А рыжеволосый импульсивный Кларк заражал всех окружающих своим оптимизмом и юмором, будучи при этом умелым картографом и талантливым художником. Своей исследовательской партии друзья присвоили гордое название <<Отряд первопроходцев>>. Кроме участников экспедиции — бывших солдат из Кентукки и канадских французов, трудный путь до океана и обратно с отрядом проделала также собака Кларка — ньюфаундленд по кличке Симон. Часть людей, во главе с Кларком\index{Кларк}, плыла вверх по реке на лодках, загруженных провиантом и снаряжением, а остальные, под руководством Льюиса, двигались по берегу верхом на лошадях. Места, где проходил маршрут экспедиции, еще ни разу не посещались белыми людьми, если не считать изредка забредавших сюда бродячих торговцев. Здесь полновластными хозяевами были индейцы, и от того, как удастся наладить контакт с ними, зависел успех всего предприятия. Надо сказать, что Льюис и Кларк с честью сумели справиться с этой непростой задачей. В ходе путешествия им пришлось устанавливать дружественные отношения более чем с пятьюдесятью различными индейскими племенами, и каждый раз (за одним лишь исключением) они расставались друзьями. (Случай тоже беспрецедентный в американской практике.) С самого начала экспедиция задумывалась как разведывательный рейд с целью поиска удобного пути к Тихому океану. Попутно должны были выполняться и научные задачи. Президент Джефферсон понимал, что будущее США, занимавших тогда небольшую территорию от Атлантики до реки Миссисипи, зависит от того, сумеют ли американцы освоить огромные просторы Луизианы, только что купленной ими у Франции. Луизиана, ставшая французским владением после успешной экспедиции Ла Саля\index{Ла Саль} сто двадцать лет назад, занимала обширное пространство между Миссисипи и горными цепями Кордильер. После продажи ее Наполеоном площадь США увеличилась сразу на два миллиона квадратных километров. А к западу от новых земель располагались до самого океанского побережья горные районы, не занятые ни одной из европейских держав. Таким образом, если бы удалось заселить и освоить западные земли, страна получала выход к Тихому океану. Но для проникновения переселенцев во внутренние районы континента нужно было найти пригодные для передвижения караванов перевалы в горах, составить карту маршрута и выявить особенности природы и климата на новых землях. Льюису и Кларку\index{Кларк} предстояло решить все эти задачи. <<Отряд первопроходцев>> двигался не спеша, так как немало времени отнимали зарисовки местности, охота и сбор растений для гербария. Кроме того, Кларк делал в пути записи и замеры, которые вечером на привале обрабатывал и немедленно использовал для создания очередного листа карты. Льюис же занимался описанием животного и растительного мира по маршруту. Забегая вперед, отметим, что ес\-тес\-твен\-но-на\-уч\-ные итоги экспедиции оказались в результате не менее интересными, чем чисто географические. Льюис и Кларк\index{Кларк} открыли и описали множество животных и растений, прежде неведомых их соотечественникам, в том числе луговую собачку (этого шаловливого грызуна индейцы называли <<лающей белкой>>), снежную козу, гремучую змею, белохвостого кролика, хлопковое дерево, морошку и другие диковинки живой природы Дальнего Запада. А с некоторыми из них свели и более близкое знакомство. Вот как описывает Льюис, например, встречу с неизвестным тогда науке медведем гризли: <<Зверь выглядел очень грозно, и остановить его удалось с большим трудом. Кларк всадил ему пять пуль в грудь и еще пять в прочие места, но он смог проплыть до середины реки и свалился там на песчаной косе. Нападать он больше не пытался, повернув назад после этой канонады. У нас не было возможности взвесить это чудище, но Кларк\index{Кларк} оценил его вес в двести килограммов. Я думаю, он занизил цифру килограммов на пятьдесят. От носа до конца задней лапы рост его составлял почти три метра, объем груди — около двух метров, толщина лапы посредине — больше полметра, а шеи — метр с четвертью. Брюхо его было в 10 раз больше, чем у бурого медведя, оно было набито мясом и рыбой>>. Но главной задачей <<Отряда первопроходцев>> был поиск удобного пути к западному побережью страны. И немалую сложность при этом, как уже говорилось, представляли контакты с индейцами. К счастью, уже в начале пути, встретившись с индейцами сиу, путешественники познакомились с жившим среди них торговцем, французом из Канады Туссеном Шарбонно. Давно торгуя с индейцами, он неплохо знал языки многих племен и тропы, ведущие на перевалы Скалистых гор — восточной, самой высокой цепи Кордильер. Француз охотно согласился стать проводником экспедиции, и его опыт во многом обеспечил успех похода Льюиса и Кларка. Еще большим приобретением для них стала жена торговца, женщина из племени шошони по имени Сакаджавеа, отправившаяся в путешествие со своим двухмесячным сыном. В октябре, когда плыть по Миссури стало невозможно (начались заморозки, и вода в котелках по утрам покрывалась льдом), отряд остановился на зимовку в поселении индейского племени мандана. Дружественные отношения, сложившиеся у путешественников с индейцами, позволили им скоротать зиму без особых лишений. К тому же мандана помогли исследователям сделать каноэ, на которых они с приходом весны продолжили путь. (Большие килевые лодки экспедиции уже не годились для плавания по верховьям реки.) {\sloppy В апреле шесть каноэ и две небольшие лод\-ки-пи\-ро\-ги двинулись вверх по быстрой реке к Скалистым горам. Отряд миновал устье реки Йеллоустон — главного притока Миссури и вышел к водопаду, ставшему первой серьезной преградой для маленькой флотилии. Чем выше по реке забирались исследователи, тем больше встречалось им порогов и быстрин, тем чаще приходилось выволакивать каноэ на берег и тащить на себе лодки и грузы в обход препятствий. } Наконец отряд достиг верховьев Миссури. Расставшись со своими суденышками, путешественники вышли по индейской тропе к перевалу через хребет. Подниматься с тяжелыми мешками на высоту в 3~000 метров было нелегко. Однако трудности не останавливали первопроходцев. Выйдя на межгорное плато, экспедиция попала во владения индейцев шошони. Они встретили было европейцев настороженно, но появление Сакаджавеа, брат которой оказался одним из вождей племени, сразу изменило их отношение к пришельцам. Индейцы даже продали бледнолицым лошадей, необходимых для продолжения пути. Повернув на юго-за\-пад, Льюис и Кларк\index{Кларк} провели отряд через отроги Кордильер к верховьям реки Блэкуотер, притока главной водной артерии края — Снейка. Здесь первопроходцы оставили лошадей местным индейцам, вновь построили каноэ и отплыли вниз по течению — к Тихому океану. Индейцы на лошадях сопровождали их по берегу до впадения Снейка в самую большую реку западного побережья — Колумбию. Отсюда до океана оставалось всего 500 километров. Но вот осталось позади последнее препятствие — опаснейшие пороги Колумбии, расположенные там, где она прорывается через Каскадные горы. В ноябре 1805 года экспедиция выходит к берегу Тихого океана в том месте, на котором теперь располагается город Портленд в штате Орегон. На\-ко\-нец-то можно было передохнуть. Построив хижину, исследователи встали на зимовку. Льюис и Кларк\index{Кларк} надеялись, что у побережья появится ка\-кое-ни\-будь судно, и на нем они смогут вернуться к восточным берегам страны. Но, увы, горизонт оставался пустынным. Пришлось отряду возвращаться по суше. В марте 1806 года, еще по снегу, путешественники тронулись в обратный путь. В целом он повторял маршрут прошлого года, но после пересечения Скалистых гор Кларк\index{Кларк} с частью людей ушел южнее, чтобы обследовать реку Йеллоустон. Именно во время этого похода один из спутников Кларка\index{Кларк} обнаружил знаменитые гейзеры долины Йеллоустона. (Сейчас здесь расположен самый популярный Национальный парк США.) Отряду Льюиса, хоть и шедшему по знакомому маршруту, пришлось труднее, чем группе Кларка\index{Кларк}. Вскоре после расставания с товарищами они столкнулись с индейцами племени черноногих. Наладить дружеские контакты не удалось, и в первый и последний раз за все время экспедиции <<Отряд первопроходцев>> вынужден был взяться за оружие. Перестрелка стоила черноногим двух убитых, после чего нападавшие отступили. Льюису и его спутникам пришлось на своих лошадях совершить марш-бро\-сок на сто километров, чтобы оторваться от возможного преследования. У впадения Йеллоустона в Миссури оба отряда встретились и продолжили путь, пересев на каноэ. Скоро они достигли земель, занятых уже знакомыми индейцами мандана. Отсюда каноэ, увлекаемые быстрым течением, легко добрались до конечного пункта маршрута — Сент-Лу\-и\-са. 23 сентября 1806 года первое трансконтинентальное путешествие в истории США успешно завершилось. За все время экспедиция лишилась только одного участника, умершего от аппендицита. Льюис и Кларк\index{Кларк} со своими спутниками за два с половиной года прошли и проплыли по рекам 12~900 километров, открыв дорогу на запад для последовавших по их следам партий переселенцев. Началось известное по учебникам и многочисленным голливудским фильмам освоение Дикого Запада. Для американцев поход Льюиса и Кларка\index{Кларк} был не просто дальней экспедицией, а открытием нового мира — ведь до этого им были знакомы только равнинные прерии и низкие Аппалачские горы. Высокогорья Кордильер, их ледники и альпийские луга, их водопады и гейзеры, их необычный животный и растительный мир поманили на Дальний Запад десятки новых исследователей. Географические открытия в новых землях делались одно за другим. Но большинство путешественников следовали к океану по тому пути, которым прошел в 1804—1806 годах <<Отряд первопроходцев>> и получившему название <<Орегонский тракт>>. Лишь через 40 лет Джон Фремон\index{Фремон} найдет более удобный путь через Скалистые горы в районе Большого Соленого озера. Этот маршрут (именуемый <<Южным проходом>>) и станет потом главной дорогой к океану. А Льюис после завершения экспедиции указом президента Джефферсона был назначен губернатором территории Луизиана. Через два года он погиб при невыясненных обстоятельствах. Покончил он с собой или пал жертвой преступника, историки спорят до сих пор. Кларк же стал уполномоченным по делам индейцев и пробыл на этом посту 30 лет до самой своей смерти, немало сделав для облегчения участи коренных жителей бассейна Миссури и Скалистых гор. Имя его до сих пор пользуется уважением у мандана и сиу, шошони и черноногих, рикари и шайенов, дакота и оджибуэев.

undefined

technorati tags: , ,

Льюис (дополнение)

… Она не рассчитывала на признание потомков. Вела себя, как подсказывали вера и воспитание. И оказалась причастной к подвигу, вошла в легенду. Все это до сих пор поражает воображение — молодость страны совпала и с юностью женщины, почти подростка, которая с сыном на руках упорно пробивалась с экспедицией через дикие, необжитые края.
Сакаджавеа… Она оказалась единственной женщиной в той экспедиции.
Один из авторов публикуемого ниже очерка, побывав на северо-западе США, долго стоял перед памятником Сакаджавеа и смотрел на эту удивительную женщину — с длинными черными косами, в облегающем платье, с младенцем за спиной. И думал о том, как все это начиналось…

Эти события произошли на Дальнем, или Диком, Западе. Покоряя неведомые тогда земли, люди, творившие славу и величие Америки, находились, образно говоря, в 50 милях от воды, в ста — от топлива, в тысяче — от бога и в трех футах— от ада…

Экспедиция 1804 года была организована по приказу самого президента Соединенных Штатов Томаса Джефферсона. Для этого важного дела он не пожалел даже расстаться со своим способным личным секретарем Мэриуотером Льюисом. Задача ставилась не простая — не только обследовать северо-западные области, но и установить их связи с Тихим океаном.

Кандидатура руководителя экспедиции была подобрана удачно: кому, как не президенту, знать своих людей. Армейский офицер Льюис прошел специальную научную стажировку. Помощником он взял товарища по военной службе капитана Уильяма Кларка. А у того была за спиной серьезная подготовка в армейской разведке. К тому же Кларк неплохо рисовал. Это владение карандашом закрепило за ним и репутацию искусного топографа. Они неплохо владели пером и вели обстоятельные дневники, надеясь напомнить о себе потомкам, если те забудут об их первопроходстве.

Начальнику предоставлялась свобода в выборе маршрута — главное, чтобы была достигнута поставленная цель — пробиться через Скалистые горы к океану. Президент не пожалел средств — экспедицию снарядили многочисленную и хорошо вооруженную.

Поначалу все шло гладко: плыли на пирогах по притоку Миссисипи — Миссури, и хотя те земли были еще «белым пятном», путешественникам помогала сама природа — равнина казалась одним из самых прекрасных мест на свете. Но потом начались трудности. Приходилось оставлять весла, тянуть лодки бечевой, волоком, идти вброд, по болотной грязи, под обвалами берегов. До исступления доводили зеленоголовые слепни и оводы.

Однажды разразившийся в прерии пожар чуть не стал причиной гибели Льюиса и Кларка: огонь пронесся с величайшей скоростью. Не все успели броситься в реку. Многие получили ожоги, двое индейцев сгорели. Чуть было не погиб мальчик-индеец, но, к счастью, на него успели накинуть невыделанную шкуру бизона сырой стороной наружу и тем предотвратили ужасную смерть (случай этот был описан впоследствии Фенимором Купером в одном из его романов).

Пройдя предгорья водой и посуху, участники экспедиции остановились на зимовку. А по весне снова тронулись в путь — счет пошел на третью тысячу миль. Их ждали такие дебри, что казалось, из них не выбраться…

И тут в самый, можно сказать, неподходящий и трудный момент появляется женщина. Только не «бледнолицая» из пуританско-пионерской семьи переселенцев, а индеанка. «Женщина-птица» — такое имя носила она среди соплеменников. И отличалась, как писали впоследствии путешественники, «выдающимся умом и независимым характером». Да и самоотверженности, выносливости, находчивости ей было не занимать.

Откуда она появилась, как будто посланная горными духами?

Как-то индейцы-шошоны продвигались в долину верхней Миссури. Предстояла охота на бизонов. Но по дороге напало враждебное племя. Девочка — тогда ей было всего лишь 11 лет — попала в плен. Бежала. В пути наткнулась на «лесных бродяг». Это были одни из первых европейских колонистов, в основном французы, которые все дальше и дальше проникали на запад и север от Великих озер, становились истинными первопроходцами. И не только потому, что искали новые охотничьи угодья — многие из них не ладили с правосудием, жаждали безграничной свободы.

Вольные охотники, они находили общий язык с индейцами, а особенно с индбанками: нередко заводили среди них по нескольку жен. Иные привязывались к детям, воспитывали, учили их европейским языкам. Но большинство все-таки были легкомысленными повесами.

Вот с одним из таких «лесных бродяг», французом Туссеном Шарбонно, свела судьба беглянку. Они стали мужем и женой. Правда, молва утверждает, что у француза был уже целый гарем краснокожих прелестниц. По тем же слухам, девочка вначале была продана ему как рабыня, а уже потом выдана замуж против ее воли. Но Сакаджавеа — так звали индеанку-шошонку — нужно полагать, произвела даже на него неизгладимое впечатление, потому как, когда она повстречала экспедицию, он не оставил ее, а пошел с ней. Конечно, француз-бродяга не годился в прообразы Кожаного Чулка — Зверобоя, но все же был человеком бывалым. Он зарекомендовал себя отличным поваром, хотя взяли его в качестве переводчика. Бесценным переводчиком оказалась Сакаджавеа. Зная индейские языки, она выясняла дороги, помогала в обмене лошадьми и в других полезных сделках с индейцами. Она была знакома с индейскими ориентирами и межевыми знаками, которые встречали путешественники. И на многих трудных отрезках пути вела экспедицию.

К отряду Сакаджавеа присоединилась весной 1805 года в деревушке манданов, сразу став полноправным двадцать девятым членом экспедиции. Но ей, пожалуй, приходилось вдвойне тяжелее: в феврале у нее родился сын, а уже в апреле она с младенцем на руках (вернее, привязанным к спине) двинулась вместе со всеми в дорогу. Фактически людей в экспедиции было всегда больше, до 45 человек,— постоянно присоединялись индейцы и проходили совместно какую-то часть пути.

Отряд был достаточно сильным, чтобы защитить себя, а при необходимости и устрашить противника. У солдат имелись не только ружья, но и небольшие пушки, которые можно было устанавливать и на лодках, и прямо на земле. И в то же время экспедиция была сравнительно подвижной и маневренной и могла продержаться, что называется, на «подножном корму»— охотой и рыбной ловлей. Дичи в этих землях хватало. И только в Скалистых горах и на реке Колумбии первопроходцам пришлось голодать и даже отведать конину и мясо собак. Одно время питались корнями, которые им показала Сакаджавеа. Узнали и вкус грибов, до того не употреблявшихся американцами.

Но там, где живности было в изобилии, отряд жил по-королевски. Случалось, люди съедали за день четырех лосей или даже целого бизона. В отряде были умелые охотники. Чтобы сохранить порох сухим, его держали в свинцовых бочонках, пустые бочонки переливали на пули. То была исключительная предусмотрительность — ничего не должно быть лишним в экспедиционном багаже. На тот случай, если бы не хватило пороха, люди Льюиса и Кларка смастерили духовые ружья. Они не понадобились, но очень пугали индейцев, и шумная стрельба из них стала обычной процедурой, когда нужно было продемонстрировать местным племенам мощь отряда.

И все же не обошлось без промашек. Путешественники вовремя не заметили ненасытную страсть индейцев (прежде всего на землях нынешних штатов Орегон и Вашингтон) к голубым бусам. Именно голубым, потому что они считались «бусами вождя». К другим же цветам индейцы были почти равнодушны. После того как отряд достиг побережья, у людей больше не осталось этих неожиданно ставших бесценными безделушек. Пришлось просить Сакаджавеа отдать свои собственные бусы в подарок индейцам, что она с легкой душой и сделала — для шошонов они не представляли большой ценности.

Вторая промашка касалась раскладной лодки, которую Льюис сконструировал сам. Каркас люди несли на себе через водопады и пороги. Обычную лодку пришлось бы тащить волоком, и на это ушло бы много сил. Все, казалось, было предусмотрено, пока судно не начали готовить для спуска на воду. Льюис, привыкший к восточным лесам и к каноэ из коры, думал, что и здесь он найдет подходящие деревья. Но леса тут были совершенно другими, а кора деревьев — тонкой. Не увенчалась успехом и попытка обшить лодку сыромятной кожей. Этот материал хорошо подходил лишь для небольших лодок индейцев-манданов. Но когда кожей обтянули детище Льюиса (назвал он его в духе изобретателей — «Эксперимент») и спустили на воду, лодка смялась в складки, появились трещины, и она тут же затонула.

Хорошо знающая родные места Сакаджавеа предупреждала о тупиках, непроходимых участках, вела к цели самым кратчайшим путем. Была пересечена каменистая пустыня с фантастическими фигурами и башнями, созданными эрозией. Но не меньшее впечатление, чем эти «бедленды» — сильно расчлененные формы выветривания и размыва песчаников и глинистых пород,— произвели «Врата гор». Так назвали Льюис и Кларк ущелье с отвесными скалами, которые, казалось, держатся чудом, на волоске, и того и гляди рухнут на плывущие лодки…

Но больше грозной природы путешественники страшились встречи с дикарями-гигантами, которые не только скальпируют белых, но и поджаривают их для закуски. В действительности же им чаще попадались изможденные болезнями, недоеданием и межплеменной рознью индейцы. Одно из племен — племя махасов — находилось в каком-то одержимом отчаянии и психозе: мужчины умертвили своих детей и жен только потому, что те не заболели оспой, как все остальные.

Не меньшее удивление вызывали манданы: мертвецов они помещали на высокие помосты, а не хоронили в земле. Про них рассказывали, что жили они в пещерах у берега подземного озера и однажды увидели проникшие к ним корни виноградной лозы. Нашлись ловкачи, которые поднялись по этим ветвям наверх. И тут открылся им благословенный край с охотничьими угодьями и плодами. Стали карабкаться и остальные. Но вот под тяжестью одной очень толстой женщины лоза обломилась. Половина племени так и осталась внизу, в подземелье.

Эту легенду манданов приводил в своей трехтомной «Истории великих путешествий» Жюль Берн. Среди его описаний не так уж много странствий по Североамериканскому континенту, но экспедиция Льюиса — Кларка удостоена такой чести.

До самых гор Сакаджавеа вела экспедицию по знакомым ей землям. В крае шошонов с ее помощью капитан Льюис добыл у индейцев лошадей, столь необходимых для дальнейшего пути по расчлененным и крутым горам. Поначалу шошоны отказались помочь «бледнолицым». Но когда в их вожде Камевите Сакаджавеа узнала родного брата, с которым ее разлучил плен, переговоры пошли успешнее и лошади были получены. Дорога становилась все тяжелее. «На что ни взгляни, все выглядит темным и хмурым», — записал Льюис в дневнике. Кончились «бобровые» земли, края обильной дичи, толсторогих коз, ягод и лука. Все чаще в отряде заводили речь о еде: ее не только нельзя было заготовить впрок, но и с трудом удавалось добывать для повседневного питания.

Как бы пригодился пеммикан! От индейцев путешественники знали, что это за еда. Готовят ее из растертого на камне в порошок сушеного мяса, костного мозга и ягод, залитых растопленным жиром. Густая масса раскладывается по специально приготовленным берестяным коробам. Эта питательная паста могла храниться в течение двух-трех лет, не портясь даже в жаркое лето. (Позже американцы будут готовить по этому индейскому способу подобные пеммикан-консервы для армии, для снабжения экспедиций, альпинистов.).

Вообще же к индейцам следовало бы присмотреться и прислушаться — они не такие дикие, как их хотели бы изобразить некоторые из «белых братьев». Наряду с примитивными, почти первобытными каменными топорами, луками и стрелами для охоты они создавали удобные, красивые изделия из кости, кожи, дерева. Береста умело использовалась для изготовления коробов, подносов, тарелок, мелких и глубоких сосудов. Свою берестяную утварь имел каждый член семьи. И, конечно, не из собственнических побуждений, а из соображений гигиенических: пользование общей посудой могло привести к распространению болезней.

Берестяные изделия (в том числе и челны-пироги) предпочитали окрашивать в красный цвет. А краска добывалась в определенном месте — к югу от озера Мистассин. Там находилась так называемая «гора красок» — единственное месторождение киновари в этой области на Лабрадоре. Сюда стекались индейцы из самых отдаленных районов, из разных племен, и никто не чинил препятствий, не заявлял своих прав на собственность, никому не возбранялась добыча драгоценной краски — забота о красоте примиряла даже враждующих.

А что касается собственничества, то оно выражалось в первую очередь в приобретении рабов — в иных индейских семьях их насчитывалось по трое-пятеро — из числа захваченных пленников. Сама Сакаджавеа рисковала стать тогда не разгибавшей спины работницей и наложницей, которую могли продать и обменять ее же краснокожие хозяева.

Но вместе с тем в очень многих племенах существовал и потлач. Этот примечательный обряд — событие в жизни рода. На праздник попадали только особо приглашенные. День, два, три длились угощения, развлечения, пляски, а потом наступал самый торжественный момент. Собравший потлач индеец раздавал гостям все приобретенное свое состояние — мол, знай наших, для хороших людей ничего не жалко, а я такой умелый и удачливый, что еще наживу и не такое богатство. Так демонстративно происходило перераспределение собственности, выказывалось пренебрежение к ней. Не без задней, конечно, мысли — возможно, такого доброго, щедрого, заботливого человека выберут когда-нибудь старейшиной, а то и вождем. Правда, вождей все чаще и чаше выбирали за военные успехи, а не за мудрость.

Кларк больше симпатизировал индейцам, чем Льюис. Это хорошо видно по их отношению к Сакаджавеа. Кларк называл ее уменьшительным именем Дженни и находил ее не лишенной привлекательности. Спустя годы после того, как закончилась экспедиция, он не забывал о героической индеанке, ее муже и сыне и делал все, что было в его силах, чтобы помочь им. Для Льюиса же она была просто «индейской женщиной, прекрасно знавшей языки местных племен». Однако в пути оба офицера опекали ее и однажды много потрудились, чтобы вылечить ее и ребенка. Впрочем, лечением в основном опять-таки занимался Кларк.

Льюис вообще, по всей видимости, не проявлял особого интереса к жизни индейцев, в то время как Кларк по завершении экспедиции стал начальником департамента по делам индейцев в Сент-Луисе и до конца своих дней (а прожил он еще достаточно долго и умер в 1838 году) считался среди индейцев самым уважаемым из белых Запада. Он пользовался у них большим влиянием, и ему даже дали индейское прозвище — Рыжеголовый Вождь. Кларк не просто относился с любовью к индейцам, но и изучал их языки, фольклор, собирал предметы обихода и одежды. Частный музей антропологии, созданный им с годами, считался для того времени лучшим в стране.

Но Льюис и Кларк были все же людьми своего времени, не идеализировали краснокожих и постоянно помнили об их «склонности к предательству». Ворота форта во время зимовки всегда держали на запоре и не забывали выставлять часовых. «Нам хорошо были известны предательства туземцев и то, как из-за своего доверия, искренности и дружбы поплатились жизнями многие из наших соотечественников». Такая бдительность позволила отряду без потерь дойти до Тихоокеанского побережья и вернуться обратно, несмотря на враждебность отдельных племен. Индейцев неизменно соблазняло оружие и имущество экспедиции — огромное богатство в их глазах.

И все же племена, встреченные в пути, были очень непохожими друг на друга. С кем-то складывалась настоящая дружба, с кем-то устанавливались прохладные отношения — белые и индейцы смотрели друг на друга со взаимным подозрением, третьи были настроены явно враждебно. Зажиточные и миролюбивые манданы к тому времени уже привыкли к белым людям (в основном торговцам пушниной из Канады) и были заинтересованы в торговле с ними. Высокомерные и воинственные сиу совершенно не могли себе представить, что на сцену выходит новый народ, более могущественный, чем они сами. Шошоны нередко голодали из-за нехватки ружей для охоты на бизонов, но все же были гостеприимны.

Успех экспедиции во многом определился правильным руководством и умением ладить с индейцами. За все два года пути с ними произошла лишь одна стычка и умер всего один солдат, но не от пули или стрелы, а от аппендицита (медицина того времени еще не знала, как избавиться от этого недуга). В наш век расовых и национальных столкновений нелишне обратить внимание на то, как в отряде Льюиса и Кларка уживались без каких-либо трений белые солдаты, негр-раб Йорк, индеанка Сакаджавеа, уж не говоря о ее метисе-сыне.

Строгие меры безопасности, особенно организация постоянных дежурств и разведка, позволили экспедиции избежать неожиданных нападений со стороны индейцев, что обычно приводило к резне. Единственная схватка произошла из-за беспечности часового, оставившего ружье без присмотра, которое и схватил индеец.

Во время же плавания по Миссури по берегу все время шел разведывательный отряд. Часовые в лодках тоже были начеку. Места стоянок и прилегающие земли всю ночь находились под постоянным наблюдением.

Впрочем, больше было дружественных контактов. Индейцы часто останавливались на ночлег в зимнем форте путешественников на земле манданов. Находили приют в отряде и индейцы с Тихоокеанского побережья, особенно когда их, босых, застигала снежная пурга.

Дружески общаясь с аборигенами, Льюис и Кларк все же проявляли твердость и решительность, когда речь заходила о личной безопасности членов отряда. Когда мрачного вида сиу стали натягивать тетиву своих луков, направленных на группу Кларка, они тут же заметили, что Льюис, плывущий на лодках, направил на них небольшие пушки.

Вообще же такое неприветливое отношение индейцев к белым было вполне объяснимым. За исключением племен на Тихоокеанском побережье и в нижнем течении Миссури, коренные жители Североамериканского континента не имели никакого представления о набиравшем мощь государстве США. Они лишь изредка видели товары белых и страстно желали их заполучить в обмен на что угодно, особенно огнестрельное оружие. Но те, с кем им приходилось сталкиваться, были, мягко говоря, не лучшими представителями общества. Даже в деревушке отнюдь не воинственных манданов о белых пришельцах отзывались как о «самых отъявленных негодяях». Всякого рода торговцы обманывали индейцев — это было нетрудно сделать с «детьми природы». Вот почему Льюис и Кларк, даже при самых добрых намерениях со своей стороны, не всегда встречали теплый прием.

Интересно было слушать индейцев в часы привалов и стоянок у костра. (Беда только, что дров для огня встречалось среди камней все меньше.) Поговорить было о чем. Отношения с индейцами были животрепещущей темой. Такие понятия и слова, как вигвам, мокасины, томагавк, пеммикан, тотем и многие другие входили в обиход американцев (потом они попадут во многие языки мира). И не только благодаря Фенимору Куперу, Т.Майн Риду, Генри Лонгфелло.

Льюис и Кларк не оставили этнографических заметок потомкам, но за это нельзя их упрекать. Им было не до подробных записей. Следующие поколения благодарны им хотя бы за первые описания пройденного края.

… Впереди показались снежные неприступные вершины. Начались пороги на реке — пришлось потратить несколько недель на обход. У примечательного «Трезубца» — Три-Форкс — места слияния трех истоков Миссури — Льюис расстался с заболевшим Кларком. Первый пошел во главе конного отряда по долине, второй на пирогах поплыл по реке. Наступали холода. Зверья и дичи в горах не было, пища на исходе, и добыть ее негде. Возвращаться назад? Даже если бы пришло такое решение, оно оказалось бы неосуществимым — река вот-вот должна была покрыться льдом. А вскоре бураны и снежные метели закроют перевалы. Как быть? Судя по пройденному пути, Дикий Запад с его побережьем отодвигался, подобно миражу, в глубь неведомых Скалистых гор. Началась зимовка.

Потом предстоял бросок через Скалистые горы. Но легко сказать «бросок», когда силы на исходе и положение становилось отчаянным. Взоры многих обращались в сторону Сакаджавеа. Ее мужество поднимало других.

Сколько раз выручали женщины попавших в беду мужчин! Можно было вспомнить Джона Смита — человека и вовсе незаурядного. Ведь он первым из европейцев доходил здесь до Голубого хребта и линии водопадов, первым составил карту Виргинии и первым написал необыкновенную книгу о своих скитаниях. А до этого судьба поставила этого фермерского сына из Англии поистине на край погибели. Раненный, вырвавшись из груды трупов, он угодил в плен к туркам, потом в Крыму убил своего хозяина-работорговца, побывал у русских на Дону, странствовал по Европе, Африке. Подавшись пионером сюда, в Новый Свет, стал предводителем переселенцев. Во время одного из походов угодил опять в плен — к индейцам.

И на этот раз уже, казалось, никакое чудо не спасет его от скальпирования или поджаривания на костре. Но чудо все-таки появилось — в лице молодой индеанки, дочери вождя. Влюбившись в пленника, девушка помогла ему бежать, а потом стала посредницей и помощницей в установлении добрососедских отношений между колонистами и аборигенами. Но то было пару веков назад (в 1624 году), если сам автор не выдумал эту историю для развлечения читателей-пуритан, для бегства их за «большую воду» в поисках новой родины. Ее тогда читали все…

Но тогда, в походе, Льюису было не до романтических историй прошлого. Его терзали заботы, как выбраться из этих голых скал — от них веяло мертвенным холодом.

И на сей раз свершилось чудо. Иначе как назвать встречу после тысячемильного безлюдного пути с шошонами — родным племенем Сакаджавеа? Правда, это племя было не самым сильным и богатым — они и забрались на «крышу континента», спасаясь от преследования сиксихов-черноногих. Но они указали более удобную дорогу на Запад — через перевал Лемхай, хребет Биттер-Рут, через страшный проход Лоло. Объединенным отрядам предстояло под снегом и дождем карабкаться по крутым склонам. В пропасть срывались драгоценные вьючные лошади. Их было жалко еще и потому, что конина, худо или бедно, спасала путешественников от голодной смерти. На раков, пойманных в ручьях, была слабая надежда. («Еще одна трапеза, когда не знаешь, где удастся поесть в следующий раз».)

И вот, когда путники совсем выбились из сил и многие в изнурении ложились у тропы, не в состоянии продвигаться дальше, блеснул луч надежды. С вершины, на которую охотники вышли в поисках дичи, открылась долина Клируотер (что в переводе означает «чистая вода») со спасительной зеленью, живностью, обжитая индейцами. Дальше — к рекам Снейк и Колумбия — участок Каскадных гор и безбрежный, желанный до бредовых видений и снов, голубой простор Тихого океана.

То был уже не мираж. В ноябре 1805 года закончился этот исторический переход всего Североамериканского материка с востока на запад. Позади — около пяти тысяч километров. Но предстояло и не менее трудное возвращение. Всего же Льюис и Кларк прошли по территории, ныне занятой десятью штатами. Они проложили путь переселенцам, которые нескончаемым потоком хлынули на Запад. Было выполнено и немало научных задач: накоплен материал о быте индейцев и сделаны первые шаги в изучении их языков, получена информация по географии этих таинственных земель, составлены первые карты. Собраны образцы флоры и фауны, ископаемых остатков. Примечательно, что многие растения, привезенные экспедицией, принадлежали к совершенно новым видам. Два из них назвали льюисией и кларкией. И все же главным достижением экспедиции явилось открытие новых земель. Томас Джефферсон, всю жизнь вынашивавший идею о проникновении на Запад, как никто другой понимал, какие значительные перспективы сулит это для молодой нации. А еще, как каменные вехи на преодоленном пути, остались открытые вершины. Их Льюис и Кларк назвали именами «крестного отца» экспедиции — президента Томаса Джефферсона и его политических сподвижников. В порыве признательности и благодарности и три реки в районе «Трезубца» были окрещены теми же именами. И приятно было отметить жаждущим справедливости потомкам, что появился и пик Сакаджавеа (высотой 3058 метров над уровнем моря). Разве не достойна она такой чести своей благородной миссией проводника, переводчика, дипломата, а кроме того, и подвигом матери?…

Одному из нас довелось проехать по следам экспедиции Льюиса — Кларка. Конечно, поражали упирающиеся острием в горизонт бесконечные фривеи, словно отполированные и аккуратно размеченные, как детские «классики». Бензоколонки были тем местом, где можно было не только заправить машину, устранить неисправность, провести техосмотр, но самому перекусить, забежать в сувенирный магазин и если не купить, то хотя бы осмотреть то, на что горазда человеческая выдумка, рекламирующая местные достопримечательности. Там же лежали бесплатные карты прилегающей местности и проспекты, обновляемые ежегодно, с кратким описанием всех достопримечательностей вдоль дорог. Тут же была и туристская схема так называемой «Тропы Льюиса — Кларка». Психологический расчет был верен — пролистав, чем-нибудь да заинтересуешься и, может, свернешь ненадолго с основного пути… Так оказался один из нас у памятника Сакаджавеа — места предполагаемого ее захоронения. По преданию, проводник экспедиции Льюиса — Кларка нашла последний приют близ форта Вашакья (Ревертон, штат Вайоминг). Сакаджавеа стоит рядом с Мэриуотером Льюисом и Уильямом Кларком у кромки обрывистого каньона, а в небе кружат орлы… Не менее известный памятник — те же три фигуры и Сакаджавеа также с младенцем за спиной, но здесь уже с целеустремленным вдаль взглядом и вытянутой вперед рукой — установлен в месте, где экспедиция вышла к Тихому океану, в Вашингтон-парке, штат Орегон, город Портленд.

На пьедестал, очевидно, возводят не зря. Когда-то ее родное племя индейцев-шошонов заселяло Вайоминг, Монтану, Айдахо, Юту, теперь же они сосредоточены в индейской резервации близ города Лэндер. В двух милях от него находится кладбище, где, по другим предположениям, и похоронена Сакаджавеа. Надгробный камень свидетельствует, что она умерла 9 апреля 1884 года. 96 лет — это уже пример долгожительства, причем довелось ей жить и среди команчей, и среди манданов, и среди шошонов. Но ряд историков оспаривают это и утверждают, что скончалась она в 1812 году в Южной Дакоте в возрасте 25 лет от лихорадки. Истина, наверное, так и не будет установлена.

П. Супруненко, Ю.Супруненко

Вокруг света / Издания / Журнал «Вокруг cвета» / Архив номеров / 1993 / Февраль / Сакаджавеа (по следам знаменитой индеанки)

technorati tags: , ,

Льюис Мериветер

Льюис Мериветер (1770-1838) — американский путешественник. Во время путешествия по Северной Америке вместе с У. Кларком проследил все течение Миссури, поднявшись на лодках от устья великой реки до ее главного истока включительно на расстояние более 4700 километров. Дневники Льюиса, Кларка и некоторых других участников экспедиции были обработаны и сведены в общее описание путешествия, изданное в Филадельфии в 1814 году. По Парижскому договору 1803 года Наполеон I продал США Луизиану, иначе говоря — бассейн Миссисипи, формально принадлежавший Франции, площадью около 2,3 миллиона квадратных километров за 60 миллионов франков. Территория Луизианы (правобережье Миссисипи с Новым Орлеаном) была очень слабо освоена и еще слабее исследована — границы ее на западе оставались совершенно неясными. Не была проведена граница и на севере между Французской Луизианой и Британской Центральной и Западной Канадой, где большую активность проявляли агенты англо-канадской Северо-западной компании. 18 января 1803 года президент Томас Джефферсон обратился со специальным посланием к конгрессу, в котором ходатайствовал об ассигновании 2500 долларов формально «надело расширения внешней торговли Соединенных Штатов», а в действительности на посылку экспедиции для исследования северо-запада. Такого рода маскировка, писал он, «нужна, чтобы не привлекать излишнего внимания и обезопасить ее от тех препятствий, какие заинтересованные лица в противном случае могли бы поставить на ее пути». Для исследования бассейна Миссури и отыскания лучшего водного пути к Тихому океану Джефферсон приказал организовать экспедицию, начальником которой назначил своего секретаря офицера Мериветера Льюиса. Помощником себе Льюис выбрал товарища по военной службе Уильяма Кларка. Кроме географических заданий, им поручалось собрать этнографические сведения о западных индейских племенах. Джефферсон предоставил Льюису полную свободу в выборе маршрута, так как не исключались вооруженные столкновения с индейцами, подстрекаемыми английскими агентами. «Целью вашей миссии, — говорилось во врученном им предписании, — является исследование реки Миссури и тех ее важнейших притоков, которые по направлению своего течения и связям с другими водными путями, имеющими сток к Тихому океану, будь то Колумбия, Орегон, Колорадо или любая другая река, могут явиться кратчайшим и удобнейшим для торговли водным путем через весь северо-американский континент». Им также было дано задание тщательно изучать географию и геологию пройденных областей, их экономические возможности и население, а также собрать сведения относительно областей, лежащих в стороне от их маршрута Они должны были выяснить, является ли устье Колумбии таким же удобным центром для пушной торговли, как залив Нутка, и нельзя ли доставлять скупленные меха через Северную Америку, вместо того чтобы возить их вокруг всей Южной. Это была первая правительственная американская исследовательская экспедиция, широко поставленная, превосходно обеспеченная всеми необходимыми средствами. Судя по записям в дневнике одного из участников, исследователи думали, что их ожидают величайшие опасности и что им придется сражаться с дикарями гигантского роста, ненавидившими белых. Экспедиция из сорока человек выступила из Вашингтона летом 1803 года, перевалила Аппалачи, спустилась в сентябре вниз по Огайо от Питтсбурга до устья реки и поднялась по Миссисипи до устья Миссури, где и остановилась на зимовку. В первые же дни американцам повезло: они повстречали старого француза с несколькими индейцами племени сиу. Это был канадский охотник; он говорил на языках большинства племен, живших по берегам Миссури, и согласился сопровождать экспедицию в качестве переводчика. В середине мая 1804 года началось плавание вверх по Миссури на шлюпке и двух больших челнах. В своих поденных записях Льюис и Кларк отмечали обилие дичи по берегам (включая бобров, мясистые хвосты которых считались деликатесом), а также крупные стада оленей и бизонов. Им попадались многочисленные группы индейцев — осейджей и сиу, или махасов, которые все, по-видимому, находились на грани полного вырождения. Индейцы из племени рикари или ри сначала произвели на путешественников впечатление самых честных, приветливых и трудолюбивых из всех индейцев, виденных ими. Несколько случаев воровства вскоре заставили их изменить свое мнение о характере рикари. Индейцы этого племени занимались не только охотой, но и выращивали злаки, горох и табак. В начале декабря, преодолев более 2500 километров, экспедиция остановилась на вторую зимовку, основав форт. С манданами, местными индейцами, по инструкции Джефферсона, американцы обращались хорошо и установили дружественные отношения. Индейцы помогали Льюису и Кларку, сообщали об условиях судоходства по рекам системы Миссури и о своих торговых путях. В отчете Кларка приводятся некоторые подробности о племени манданов. Главным свойством божества манданы считают способность исцелять. Вследствие этого они признают два божества: одно они называют Великим Целителем, другого — Духом. Не менее примечательна легенда об их происхождении. Сначала они будто бы жили в большом подземном селении, у берега озера. Но корни одной виноградной лозы проникли так глубоко, что дошли до манданов. Тогда некоторые из них поднялись по этой лозе и очутились на поверхности земли. Они вернулись домой с такими пылкими рассказами о богатых охотничьих угодьях, об обилии на земле дичи и плодов, что прельщенный народ тут же решил добраться до благословенных краев. Уже половина племени вышла на поверхность земли, когда лоза согнулась под тяжестью одной толстой женщины и обломилась, так что остальные уже не могли выбраться наверх. Манданы верили, что после смерти вернутся на свою подземную родину. Правда, попадут туда только те, чья совесть будет чиста. Остальные будут брошены в огромное озеро. К весне 1805 года американцы построили шесть новых небольших челнов, так как большие речные суда могли оказаться непригодными для плавания в верховьях Миссури. Нагрузив один из челнов мехами, Кларк отправил часть людей в Сент-Луис, и теперь в экспедиции осталось всего тридцать человек, полных решимости достичь своей цели. Со времен младших Вареннов, первыми посетивших манданов, то есть с сороковых годов XVIII века, в верхнем бассейне Миссури побывали сотни скупщиков пушнины из разных частей Северной Америки. Льюис и Кларк при дальнейшем движении на запад не сделали никаких географических открытий в прямом смысле этого слова. Они только собрали к упорядочили обширный географический материал, подытожили данные, собранные их предшественниками, дали некоторым географическим объектам английские названия, которые с того времени встречаются на картах северо-западных областей США. Иными словами, они были не первооткрывателями, а исследователями. При осуществлении важнейшей задачи американской экспедиции — «отыскания лучшего водного пути от Нагорья к Тихому океану» — наибольшую помощь Льюису и Кларку оказала молодая индианка-горянка из племени шошонов, по имени Сакаджавеа. За несколько лет до встречи с путешественниками она сопровождала своих соплеменников, когда они отправились охотиться на бизонов в долину верхней Миссури, и была захвачена враждебными племенами в районе, где три горные реки, сливаясь, образуют Миссури. Живший на плато Миссури франко-канадский «лесной бродяга» Туссен Шарбонно случайно встретился с Сакаджавеа и женился на ней. По свидетельству участников американской экспедиции, Сакаджавеа «отличалась выдающимся умом и независимым характером». Она явилась с мужем и двухмесячным ребенком предложить свои услуги американцам и стала подлинным руководителем экспедиции на самом трудном участке пути. Льюис отослал на восток треть своих людей с лишним багажом, а сам 9 апреля 1805 года с остальными двинулся по Миссури на индейских челнах. За 106° з. д. в Миссури впадает слева крупный приток Милк. Сакаджавеа предупредила Льюиса, что эту реку следует миновать, так как подъем по ней заведет экспедицию в горный тупик. Но несколько выше в Миссури впадает другая река, текущая с запада, которую Льюис назвал Марией (на наших картах Марайас). Льюису показалось, что эта река служит кратчайшим путем к Тихому океану, но она завела его в тот же тупик, о котором предупреждала раньше Сакаджавеа: и Милк, и Мария берут начало в хребте Льюис — южном участке Передового хребта Скалистых гор, а за ним простирается ряд высоких меридиональных хребтов, между которыми в разных направлениях текут несудоходные реки. Следуя далее вверх по Миссури, экспедиция частью обогнула, частью пересекла пустынный район с причудливыми формами выветривания песчаников — так называемые бэд-лендс. 13 июня экспедиция достигла Больших водопадов (Грейт-Фолс) на Миссури, первое описание которых дал Льюис. Выше водопадов началась страна шошонов — родина Сакаджавеа. На обход порожистого участка Миссури ушло около месяца. На западе Льюис увидел заснеженные пики горного хребта, позднее получившего его имя. В конце июля экспедиция достигла Три-Форкс («Трезубец») — места слияния трех истоков Миссури: самый западный и крупный они нарекли Джефферсон, средний — Мадисон и восточный — Галлатин (в честь видных сторонников Джефферсона). Посоветовавшись с Сакаджавеа, Льюис решил идти дальше вверх по реке Джефферсон. У Три-Форкс он разделил своих людей. Больной Кларк стал во главе «речного отряда», который медленно поднимался вверх по мелководной реке на тяжелых челнах, выдолбленных из больших стволов деревьев. Сам Льюис во главе «конного отряда» поспешил вверх по долине Джефферсона, чтобы поскорее найти стоянку шошонов и просить у них поддержки. Он достиг верховья Джефферсона 10 августа, а Кларк прибыл туда только через неделю, 17 августа 1805 года. Таким образом, экспедиция Льюиса — Кларка выполнила первое задание — проследила все течение Миссури, поднявшись на лодках от устья великой реки до ее главного истока включительно на расстояние более 4700 километров. Еще до прибытия Кларка Льюис встретил первого индейца шошона: от страны манданов до верховья Джефферсона американцы ни разу не встречали на своем пути людей. А через несколько дней индейцы начали подходить к американцам большими группами. Они отнеслись сначала подозрительно к американцам-всадникам, прибывшим к ним из страны врагов. Но когда подошел «речной отряд», в котором находилась Сакаджавеа, между путешественниками и индейцами установились вполне дружеские отношения, тем более что один из вождей оказался ее братом. К несчастью, эти края были бедны и их обитатели питались лишь лесными ягодами, древесной корой и животными, если их удавалось добыть. Американцам, не привыкшим к такой скудной пище, пришлось съесть своих лошадей, впрочем, сильно отощавших, и покупать у туземцев всех собак, которых им соглашались продать. Индейцы даже прозвали путешественников «пожирателями собак». С проводниками-шошонами американцы без особых затруднений перевалили южный участок хребта Биттер-Рут и вышли на реку Салмон (приток Снейка, системы Колумбии). Река здесь пролагала себе путь через узкое ущелье, по которому отряду было очень трудно идти, и шошоны указали более удобную северную дорогу, которая вывела американцев в долину Клируотер. Они там оставались до 7 октября 1805 года. Индейцы другого, родственного шошонам племени — опять-таки при участии Сакаджавеа — привели экспедицию через три дня на реку Снейк. Выше устья Салмона к левому берегу Снейка подходят горы Уоллова. Их вершина теперь называется Сакаджавеа-пик. 016 октября американцы добрались до Колумбии. Плавание вниз по этой реке, в том числе через порожистый участок, при пересечении Каскадных гор, прошло вполне благополучно. 15 ноября экспедиция достигла Тихого океана, закончив пересечение всего материка Северной Америки с востока на запад. Перезимовав в устье Колумбии, экспедиция 23 марта 1806 года отправилась в обратный путь. На реке Клируотер она разделилась. Отряд Льюиса прошел прямо на восток к Миссури через перевал Лоло в центральном участке хребта Биттер-Рут. Отряд Кларка вернулся уже разведанным путем к реке Джефферсон. От Три-Форкс он перебрался на Иеллоустон — к месту, где этот крупнейший приток Миссури выходит на равнину. Кларк проследил его среднее и нижнее течение до устья и соединился с Льюисом на реке Миссури, по которой вся экспедиция спустилась до Миссисипи (23 сентября 1806 года). Дневники Льюиса, Кларка и некоторых других участников их экспедиции были обработаны и сведены в общее описание путешествия, изданное в Филадельфии в 1814 году (позже последовал ряд переизданий). Льюис и Кларк первыми дали Полноценное описание природы бассейна реки Миссури. Вот что говорится в них о переходе через водораздел: «При переходе от порогов на Миссури через Скалистые Горы к судоходному течению реки Колумбии идешь двести миль по хорошей дороге и сто сорок миль по высокой, крутой и неровной горной тропе. В конце июня на участке в шестьдесят миль этой последней тропы лежал слой снега, толщиной от двух до восьми футов». По материалам экспедиции были составлены две карты, причем на второй, более детальной, впервые появилось изображение трех меридиональных хребтов, включая Битгеррут, и междуречья Йеллоустон-Бигхорн. Данная карта представляет замечательное географическое достижение. Во время путешествия велись интересные записи о погоде и был собран большой материал об индейцах. Льюис составил записку, в которой отобразил свои «наблюдения и размышления по поводу настоящего и будущего состояния Верхней Луизианы, в отношении управления населяющими ее индейскими племенами, а также торговли и сношений с ними». Он предлагал построить «несколько постов, где содержались бы достаточные гарнизоны для защиты имущества находящихся в отлучке купцов и чтобы все торговцы и индейцы были вынуждены собираться туда для совершения сделок». Экспедиция Льюиса и Кларка выявила, что через Скалистые Горы есть удобный проход, а это подготовило почву для больших трансконтинентальных путешествий следующей половины века. Экспедиция привлекла внимание живших в Сент-Луисе торговцев пушниной к богатому и неисследованному Западу. Конечно, скупщики мехов забирались за Миссисипи уже начиная с 1794 года; один из них, некто Джон Маккей, построил несколько постов между реками Ниобара и Платт, а его помощник Ивенс добрался до деревень индейцев племени мандан. Маккей собрал ценный географический материал, и есть основания думать, что Льюис и Кларк знали и использовали его.

По материалам сайта zooholl

technorati tags:

Льюис

 Льюис Мериветер.

 

По Парижскому договору 1803 года Наполеон I продал США Луизиану — бассейн Миссисипи, формально принадлежавший Франции, площадью около 2,3 миллиона квадратных километров за 60 миллионов франков. Территория Луизианы (правобережье Миссисипи с Новым Орлеаном) была слабо исследована и освоена — границы ее на западе оставались совершенно неясными. Не была проведена граница и на севере между Французской Луизианой и Британской Центральной и Западной Канадой, где большую активность проявляли агенты англо-канадской Северо-западной компании.

Сразу же президент Томас Джефферсон обратился к конгрессу с ходатайством об ассигновании 2500 долларов на посылку экспедиции для исследования северо-запада.

Для исследования бассейна Миссури и отыскания лучшего водного пути к Тихому океану Джефферсон направил экспедицию, начальником которой назначил своего секретаря офицера Мериветера Льюиса. Помощником себе Льюис выбрал товарища по военной службе Уильяма Кларка. Кроме географических заданий, им поручалось собрать этнографические сведения о западных индейских племенах. Джефферсон предоставил Льюису полную свободу в выборе маршрута: не исключались вооруженные столкновения с индейцами, подстрекаемыми английскими агентами.

Они также должны были выяснить: является ли устье Колумбии таким же удобным центром для пушной торговли, как залив Нутка, и нельзя ли доставлять скупленные меха через Северную Америку, вместо того чтобы возить их вокруг всей Южной. Это была первая правительственная американская исследовательская экспедиция, превосходно обеспеченная всеми необходимыми средствами.

Экспедиция из сорока человек выступила из Вашингтона летом 1803 года, перевалила Аппалачи, спустилась в сентябре вниз по Огайо от Питтсбурга до устья реки и поднялась по Миссисипи до устья Миссури, где и остановилась на зимовку.

В первые же дни американцам повезло: они повстречали канадского охотника говорящего на языках большинства племен с берегов Миссури. Он согласился сопровождать экспедицию в качестве переводчика.

В середине мая 1804 года началось плавание вверх по Миссури на шлюпке и двух больших челнах. В своих поденных записях Льюис и Кларк отмечали обилие дичи по берегам (включая бобров, мясистые хвосты которых считались деликатесом), а также крупные стада оленей и бизонов.

Им попадались многочисленные группы индейцев — осейджей и сиу, или махасов, которые все, по-видимому, находились на грани полного вырождения.

В начале декабря, преодолев более 2500 километров, экспедиция остановилась на вторую зимовку, основав форт. С манданами, местными индейцами, по инструкции Джефферсона, американцы обращались хорошо и установили дружественные отношения. Индейцы помогали Льюису и Кларку, сообщали об условиях судоходства по рекам системы Миссури и о своих торговых путях.

В отчете Кларка приводятся сведения о племени манданов. Они признают два божества: одно они называют Великим Целителем, другого — Духом. Легенда об их происхождении гласит, что когда-то они жили в большом подземном селении, у берега озера. Корни одной виноградной лозы проникли так глубоко, что дошли до манданов. Тогда некоторые из них поднялись по этой лозе и очутились на поверхности земли. Они вернулись домой с такими пылкими рассказами о богатых охотничьих угодьях, об обилии на земле дичи и плодов, что прельщенный народ тут же решил добраться до благословенных краев. Уже половина племени вышла на поверхность земли, когда лоза согнулась под тяжестью одной толстой женщины и обломилась, так что остальные уже не могли выбраться наверх. Манданы верили, что после смерти вернутся на свою подземную родину. Правда, попадут туда только те, чья совесть будет чиста. Остальные будут брошены в огромное озеро.

Со времен сороковых годов XVIII века, в верхнем бассейне Миссури побывали сотни скупщиков пушнины из разных частей Северной Америки. Льюис и Кларк при дальнейшем движении на запад не сделали никаких географических открытий. Они только собрали и упорядочили обширный географический материал, подытожили данные, собранные их предшественниками, дали некоторым географическим объектам английские названия, которые с того времени встречаются на картах северо-западных областей США. Иными словами, они были не первооткрывателями, а исследователями.

При «отыскании лучшего водного пути от Нагорья к Тихому океану» — неоценимую помощь Льюису и Кларку оказала индианка из племени шошонов, по имени Сакаджавеа. За несколько лет до этого она была захвачена враждебным племенем. Живший на плато Миссури франко-канадский «лесной бродяга» Туссен Шарбонно встретился с Сакаджавеа и женился на ней. Сакаджавеа явилась с мужем и двухмесячным ребенком предложить свои услуги американцам.

Льюис 9 апреля 1805 года двинулся по Миссури на индейских челнах.

За 106° з. д. в Миссури впадает слева крупный приток Милк. Сакаджавеа предупредила Льюиса, что эту реку следует миновать, так как подъем по ней заведет экспедицию в тупик. Но несколько выше в Миссури впадает другая река, текущая с запада, которую Льюис назвал Марией (на наших картах Марайас).

Следуя далее вверх по Миссури, экспедиция миновала пустынный район с причудливыми формами выветривания песчаников — так называемые бэд-лендс. 13 июня экспедиция достигла Больших водопадов (Грейт-Фолс) на Миссури, первое описание которых дал Льюис. Выше водопадов началась страна шошонов — родина Сакаджавеа.

На обход порожистого участка Миссури ушло около месяца. На западе Льюис увидел заснеженные пики горного хребта, позднее получившего его имя. В конце июля экспедиция достигла Три-Форкс («Трезубец») — места слияния трех истоков Миссури: самый западный и крупный они нарекли Джефферсон, средний — Мадисон и восточный — Галлатин (в честь видных сторонников Джефферсона).

Посоветовавшись с Сакаджавеа, Льюис решил идти дальше вверх по реке Джефферсон. У Три-Форкс он разделил своих людей. Кларк стал во главе «речного отряда», который поднимался вверх по мелководной реке на челнах, выдолбленных из больших стволов деревьев. Сам Льюис во главе «конного отряда» поспешил вверх по долине Джефферсона, чтобы найти стоянку шошонов и просить у них поддержки. Он достиг верховья Джефферсона 10 августа, а Кларк прибыл туда через неделю.

Таким образом, экспедиция Льюиса — Кларка выполнила первое задание — проследила течение Миссури, поднявшись на лодках от устья великой реки до ее главного истока включительно на расстояние более 4700 километров.

Еще до прибытия Кларка Льюис встретил первого шошона: от страны манданов до верховья Джефферсона американцы не встречали на своем пути людей. Когда подошел «речной отряд», в котором находилась Сакаджавеа, между путешественниками и индейцами установились дружеские отношения.

С проводниками-шошонами американцы без особых затруднений перевалили южный участок хребта Биттер-Рут и вышли на реку Салмон (приток Снейка, системы Колумбии). Река здесь протекала через узкое ущелье, по которому отряду было очень трудно идти, и шошоны указали более удобную северную дорогу, которая вывела американцев в долину Клируотер. Они там оставались до 7 октября 1805 года. Индейцы другого, родственного шошонам племени — опять-таки при участии Сакаджавеа — привели экспедицию через три дня на реку Снейк. Выше устья Салмона к левому берегу Снейка подходят горы Уоллова. Их вершина теперь называется Сакаджавеа-пик.

15 ноября экспедиция достигла Тихого океана, закончив пересечение всего материка Северной Америки с востока на запад.

Перезимовав в устье Колумбии, экспедиция 23 марта 1806 года отправилась в обратный путь. На реке Клируотер она разделилась. Отряд Льюиса прошел прямо на восток к Миссури через перевал Лоло в центральном участке хребта Биттер-Рут. Отряд Кларка вернулся уже разведанным путем к реке Джефферсон. От Три-Форкс он перебрался на Иеллоустон — к месту, где этот крупнейший приток Миссури выходит на равнину. Кларк проследил его среднее и нижнее течение до устья и соединился с Льюисом на реке Миссури, по которой вся экспедиция спустилась до Миссисипи (23 сентября 1806 года). Дневники Льюиса, Кларка и некоторых других участников их экспедиции были обработаны и сведены в общее описание путешествия, изданное в Филадельфии в 1814 году (позже последовал ряд переизданий).

Льюис и Кларк первыми дали полноценное описание природы бассейна реки Миссури. По материалам экспедиции были составлены две карты, причем на второй, более детальной, впервые появилось изображение трех меридиональных хребтов, включая Биттеррут, и междуречья Йеллоустон-Бигхорн. Данная карта представляет замечательное географическое достижение.

Во время путешествия был собран большой материал об индейцах. Льюис составил записку, в которой отобразил свои «наблюдения и размышления по поводу настоящего и будущего состояния Верхней Луизианы, в отношении управления населяющими ее индейскими племенами, а также торговли и сношений с ними».

Экспедиция Льюиса и Кларка выявила, что через Скалистые Горы есть удобный проход, а это подготовило почву для больших трансконтинентальных путешествий следующей половины века.

 

Льюис Мериветер

 

 

technorati tags: , ,

Письмо А.Я. Дашкова А.А. Баранову

Письмо А.Я. Дашкова А.А. Баранову, 26 октября (7 ноября) 1809 года

Я полагаю, что вам уже известно, милостивый государь мой, что здешнее правительство посылало от себя капитана Луиса в западные страны Америки для учинения дальнейших открытий и что господин Луис-второй по Макензи доходил до р. Колумбии и до Восточного моря. Правительство наградило его, определив губернатором Верхней Луизианы, но путешествие его и описания, хотя уже с год обязаны быть выданы в свет, до сих пор, не знаю, чего ради, еще и не печатаются.

Между прочим узнал я из весьма верных рук, что Английская канадская компания основала недавно селение, хотя еще весьма малое, при верхе р. Колумбии, у подошвы кряжа гор, откуда оная истекает, о чем и здесь весьма немногие имеют сведение. Но при самом устье сей реки или близ тех мест, где впадает она в Восточное море, не слыхал я, чтобы какого заселении до сих пор не находится. Однако ж уверился я точно, что несколько американских граждан помышляют составить компанию, положив складственного капиталу от 2 до 5 млн., испросить у правительства хартию и поселиться при устье Колумбии, как миг сдастся, на северном берегу. Сие предприятие, кажется, поддерживается правительством; со всем тем компания еще не утверждена, и сим делом не спешат.

На четвертый. Вследствие поданной просьбы от Российско-американской компании нашему правительству об удержании непозволительной на северо-западном берегу Америки торговли граждан Соединенных Штатов, которые доставляют диким разное оружие, подают им способ грабить российские селения и вредить жителям оных, поручено мне истребовать у здешнего правительства запрещении американцам продолжать таковую торговлю, а между тем стараться довести их иметь дело с одною компаниею, а не с дикими. Вникнув в силу конституции сей республики и прав исполнительной власти, узнал я: 1) что правительство не может запретить американцам торговать с каким бы то ни было народом, просвещенным или диким (настоящее эмбарго с Англиею и с Франциею есть исключение правила по необходимым обстоятельствам и определено на конгрессе); 2) что производить торговлю всяким оружием, т. е. военною контрабандою, законом не запрещено и позволено доставлять оную во все места, как и всякий другой товар. А как известно, что право народное ни дозволяет нейтральному государству доставлять военную контрабанду воюющим державам и что нейтральный корабль, идущий к порту одной воюющей держаны с, таковым грузом, если будет остановлен ее неприятелем и взят, имеет быть правильным его призом, то Соединенные Штаты, от сего общего правила не отступая и не вступаясь за американские корабли, которые будут взяты в приз, но полагают и за нужное объявлять запрещении гражданам в какие порты с военною контрабандою но ходить. Но если бы здешнее правительство и уважение к нашему таковое запрещение и объявило, то оное бы ни к чему не послужило, если с нашей стороны не будет крейсировать на тех морях военное судно, которое могло бы удержать предприимчивых американцев. Почему и полагаю за нужное искать способов об отвращении вреда, причиняемого нашим селениям необузданною торговлею американцев, не столько у здешнего правительства, сколько у нашего или в особенном образовании торговли наших селении с Соединенными Штатами, о которой объясню подробнее в следующем пункте. Впрочем, не премину старанием моим у здешнего правительства и некоторыми законными способами затруднить сколько можно предприятии американцев, пускающихся в вышесказанную предосудительную нам торговлю.

На пятый. Приложив попечение узнать главнейшие лица, намеревающиеся составить вышесказанную компанию, уведомился я, что John Jacob Astor (Джон Джейкоб Астор) есть из числа деятельнейших оной членов. Местопребывание его в Нью-Йорке, и он столько же здесь в уважении по своему капиталу, как по своему характеру. Потому, услышав, что желает он отправить корабль на северо-западный берег Америки, поехал я в Нью-Йорк, чтоб с ним увидеться и просить его доставить вам мои письма, буде корабль его намеревается посетить наши селения. Хотя известно мне было, что Российско-американская компания весьма желает, чтобы американцы имели дело с одними ее селениями, а не с дикими, находил, однако ж, я большое затруднение довести американцев, чтоб они, торгуя по доброй воле только с одною компаниею и, по обыкновению своему, каждый про себя, друг друга чрез то подрывали, в то время когда торг сего края был бы в одних наших руках. Желая, чтобы собранные мною известия и обстоятельства могли послужить к пользе Российско-американской компании, имею честь сообщить вам теперь о предложениях господина Астора.

1. Он желает учинить с вами договор не менее как на три года быть поставщиком нужных для нашей колонии вещей, обязываясь доставлять оные по условленной цене на деньги, на векселей на Российско-американскую компанию в Санкт-Петербурге или на мену пушных товаров, и может отправить к вам ежегодно два или три корабля, смотря по вашему требованию.

Примечание: разумеется, что с дикими торгу производить он не будет. Предоставляется ли нам право в продолжение того же срока сделать условие с другим поставщиком, о том речи у нас не было.

2. Он предлагает свои суда под фрахт дли отвозу вашего товара в Кантон, сообща с его собственным или особо.

3. Он предлагает услуги своего агента и Кантоне, которого единственное, если пожелает Российско-американская компания, занятие будет продажа пушного товара для него самого, господина Астора, и для Российско-американской компании на одинаковом основании.

Хотя по известному вам положению управляемого вами края и по вашей опытности вы одни можете справедливо заключить о предложениям господина Астра, буде оные выгодны для Российско-американской компании, не могу, однако же, я удержаться, чтобы не сказать вам, милостивый государь мой, с какой стороны, кажется мне, оные могут послужить пользе наших селений.

1. Всякий американец, отправляющий отсель судно на северо-западные берега Америки и намеревающийся торговать с дикими, имеет всегда главною подпорою своего предприятия наши селения, ибо американцы не могут твердо понадеяться на промысел диких и на барыши от них; буде не имели бы они на всякий случай прибежища торговле в наших селениях, то и не пустились на такой риск, ибо в вышесказанном предположении, узнав, что наши селения имеют дело с одним или несколькими известными домами, таковые американские спекуляторы не пустятся на одну удачу торга с дикими, каковым способом и прервется легчайшим образом торговля граждан Соединенных Штатов с дикими, производимая ко вреду нашей собственной.

2. Наши селения могут быть постоянно снабжаемы и за известные цены всеми нужными для них вещами, к успеху промыслов их способствующими.

3. Цены пушного товару в Кантоне лучше будут держаться, потому что оный будет, так сказать, в одних руках, что должно сделать полезное влияние на нашу кяхтинскую торговлю.

Сверх вышесказанных предложении господин Астор просил меня еще сделать вам следующий вопрос: не можете ли вы предвидеть, как извлечь общую пользу, если будет от него лично, а не от компании заведено селение на северной стороне устья Колумбии, и не могут ли родиться новые торговые отношения между российско-американскими селениями, ибо хотя и знает он, что право поселиться в том место рапное для всякого народа и всякого лица, но гораздо выгоднее было бы для обеих сторон, если б российские селения были к тому наклонны. На сие отвечать мне было ему нечего, кроме того, что вас о сём, милостивый государь мой, уведомлю; между тем копию с сего моего письма к вам пошлю и высокопочтенной Компании чрез несколько дней.

Господин Астор отправляет из Нью-Йорка свой корабль «Enterprize», master John Ebbets. Ему поручает он учинить с вами переговоры и условие; притом желает, чтобы оное считалось утвержденным не прежде, как по возвращении господина Еббетса и с общего на оное согласия господина Астора и моего, буде рассудите вы за полезное для Российско-американской компании в том меня уполномочить. В сем случае покорнейше прошу вас, милостивый государь мой, написать ко мне подробно, в чем и какую могу сделать я и условии перемену, если можете предвидеть в том надобность. Что же касается до господина Еббетса, сомневаюсь, чтобы господин Астор дал ему право сделать с вами окончательное условие и не стал бы, может быть, еще со мною торговаться. Почему и прошу вас отписаться со мною о всем том, что не намерены вы открывать им, хотя, впрочем, не знаю, не будут ли они известны о содержании ваших писем, которые дойдут ко мне, впрочем, чрез их же руки.

Господин Астор просил меня дать ему записку тех вещей, которые более нужны для селений, желая по ней составить свой груз, что я исполнил, выписав оную из данного мне наставления высокопочтенной Компанией, почему и надеюсь, милостивый государь мой, что буде чего не встретится особенного в цене и пр., вы дадите товару господина Астора некоторое преимущество пред таким, который может быть к вам привезенным на другом корабле.

Не за излишнее почитаю вас уведомить о сказанном мне людьми, достойными вероятия, что несколько месяцев тому назад один англичанин в Кантоне вознамерился вооружить судно для нападения на наши американские селения и грабежа оных, но принужден был остановить свое предприятие за недостатком людей. Имени его узнать я не мог.

В Европе еще горит война, Бонапарте почти разрушил Австрию. Ежедневно ожидаю известия, что российские войска заняли Турцию. Война со шведами еще не кончилась, англичане российским портам никакого вреда не учинили. Экспедиция против Антверпа не удалась, и они возвратились домой, оставив за собою Флуннинг. Торговля в плохом состоянии. Соединенные Штаты с Россиею, кажется, имеют взойти в торговую связь.

Опубликовано: Россия и США: Становление отношений, 1765 –1815 годы: Сб. документов. М., 1980. С. 382 – 385.
OCR: Andrei V. Obyedkin aka Oban (Нашли опечатки? Напишите: admin[@]america-xix.org.ru)
©2005 http://america-xix.org.ru

Technorati Tags: , ,